Работа в большом теннисе

Какие специалисты помогают спортсменам побеждать
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 15 мая
Сколько на самом деле зарабатывают спортсмены? Кто, кроме тренера, стоит за их победами? Чем занимается спортивный психолог и почему не многие могут себе его позволить?
Сергей Левонович Костанов
Тренер высшей категории (Курск)
Дмитрий Мельник
Узнал, кто работает в большом теннисе и как туда попасть
Сергей Левонович Костанов
  • Мастер спорта СССР
  • Сертификат Федерации тенниса России, категория «Мастер»
  • Сертификат PTR, категория «Профессионал»
Воспитанники Сергея — победители и призеры европейских турниров, турниров РТТ, члены юношеской сборной команды России по теннису.
— Теннис всегда считался элитным видом спорта, но кто стоит за игроком, почти неизвестно. Расскажите подробно, кто стоит за успехами спортсменов?
— На первом месте всегда игрок, вокруг него всё строится. Затем идет его тренер, потом по востребованности идет тренер по ОФП (общей физической подготовке) и потом физиотерапевт или массажист. У игроков лучшей десятки, двадцатки штат пошире, например есть спортивный психолог.

Кто-то из тренеров выполняет еще роль менеджера, который заказывает гостиницы, перелеты, стыковки рейсов, где поесть, поспать и т. д. У звезд тенниса эту работу выполняют администраторы.

Но большинство, как правило, экономят и обходятся своими силами.
Рекламные контракты рассчитаны на крупных игроков, на акул тенниса, которых единицы. Тенденция пошла на штучные бриллианты, а не на массовость.
— У теннисистов есть кто-то вроде продюсера, как в шоу-бизнесе?
— Ну у таких, как Шарапова, Джокович, Федерер, конечно, да. Они подписывают контракт с крупными компаниями типа IMG, где есть специальные люди, которые занимаются именно развитием их личного бренда, ищут рекламные контракты, пиарят теннисистов на телевидении. Но это только у мегазвезд.

— У нетитулованных, но талантливых спортсменов такого нет?
— Раньше политика была иной. Юный спортсмен, который входил хотя бы в сотку по миру или даже во вторую сотню, мог рассчитывать на небольшие контракты. Раньше многих юниоров брали. Сейчас же рекламные контракты рассчитаны на крупных игроков, на акул тенниса, которых единицы. Тенденция пошла на штучные бриллианты, а не на массовость.

— А на что тогда можно рассчитывать сейчас юниорам?
— Ну максимум на бартер: одежда, ракетки. Им не платят деньги, но дают, так скажем, сопутствующие товары.

— И как часто им требуются кроссовки?
— Некоторые спортсмены изнашивают кроссовки за три недели.
В среднем один игрок проводит около 10 месяцев в году в постоянных разъездах, он всё время в игре.
Сергей Левонович Костанов
— Какая вакансия в большом теннисе сейчас востребована больше всего?
— Спортивный психолог.

— Надо же, а я думал, тренер. Почему?
— У теннисистов большое количество турниров. В среднем один игрок проводит около 10 месяцев в году в постоянных разъездах, он всё время в игре. Один турнир сменяется другим, перерыв может быть две, максимум три недели.

Игра на соревнованиях — это стресс. Если всё складывается удачно, то всё хорошо, а если ты как на качелях: то выиграл, то проиграл, потерял из-за проигрыша очки и скатился в рейтинге, — как найти мотивацию, чтобы играть дальше? При этом ты продолжаешь тратить деньги, и одно цепляется за другое. Ты находишься в состоянии постоянного стресса.

— Тренер разве не справляется с этой задачей?
— Он хорошо знает игрока и даже, может быть, знает пару инструментов, как легко и быстро вывести его из стресса, но времени на это у тренера тоже не хватает. Ему нужно готовиться к следующей игре. Иногда за день или даже за один вечер.

— И как давно появилась необходимость в психологе?
— Она всегда была. В советское время я такого не помню, но уже лет 15 точно. Как только большой теннис в России стал коммерческим, тогда и понадобились специалисты разного уровня.
Проезд, проживание, гонорар всей команде оплачивает игрок. Представьте, если он сыграл неудачно, какой это минус в бюджете.
— Вы сказали, что выходит много трат. А кто платит всему персоналу зарплату?
— Игрок. Из своего кармана. Ну или его родители, если он еще мал. Поэтому полностью всю команду могут себе позволить только десятки теннисистов. Проезд, проживание, гонорар всей команде оплачивает игрок. Представьте, если он сыграл неудачно, какой это минус в бюджете. Ты не только в глубоком стрессе, но и в финансовом минусе.

— Получается, что сначала родители вбухивают огромные деньги в ребенка и это можно вернуть только в том случае, если он добивается успеха?
— Ну теоретически да. Но не стоит рассчитывать на золотые спонсорские контракты: спонсоры есть только у десятка теннисистов. Остальные получают деньги за счет выигрыша на турнирах.
В России, как правило, никто контрактов не заключает. У нас всё держится на добром слове, ударили по рукам — и поехали.
— На Западе люди в теннисе зарабатывают больше, чем у нас?
— Как правило, да. Там более профессиональный подход, они работают по контракту. В России, как правило, никто контрактов не заключает. У нас всё держится на добром слове, ударили по рукам — и поехали. А там всё четко прописано, какая ставка, какие премиальные, количество отработанных часов, неустойки и так далее. Плюс ко всему тренер помимо зарплаты имеет процент с призовых денег, которые зарабатывает игрок. Предположим, ты зарабатываешь две или три тысячи долларов в месяц. Твой подопечный плохо играет — ты меньше зарабатываешь. Игрок работает лучше — все зарабатывают больше.

— Какая средняя зарплата у наших профессионалов?
— Раза в два меньше, чем на Западе.

— Кто находит команду игроку?
— В основном по рекомендации. Иногда родители находят и предлагают кандидатуру, но главное слово за тренером.
Если ты массажист — помассировал неделю, если всё ок, то работаешь дальше.
Тренировка
— Может ли специалист из ниоткуда устроиться в команду к теннисисту? Как говорят, по объявлению.
— Почему нет? Всё упирается в размер оплаты труда человека. Допустим, ты выслал резюме, пришел, образование у тебя отличное, опыт есть, почему бы не попробовать? Пришел, показал свою работу. Если ты массажист — помассировал неделю, если всё ок, то работаешь дальше.

— А с психологами как?
— Психологов мало, а хороших психологов еще меньше.

— Если у человека хорошее образование и опыт, но нет связей, он может прийти, скажем, в теннисный клуб и устроиться?
— Да, вполне. Крупные клубы могут позволить себе разные вакансии. Многие клубы в Москве имеют в штате и психологов, и тренеров по ОФП, и массажистов.

— Откуда приходят психологи? Вообще есть ли отдельное понятие «спортивный психолог»?
— Приходят из разных структур. Из МЧС, например. Вот сейчас девятую ракетку России ведет психолог, который до этого космонавтов консультировал. Но в целом, если психолог хороший, то он может быть из любой сферы.
Западный тренер работает в каком-то клубе, и ты как его игрок можешь пользоваться услугами этого клуба. Например, проживанием, питанием, кортом.
— Тогда дайте наводку, какие есть самые крупные клубы в России помимо Москвы и Питера?
— Их на самом деле много, назову, пожалуй, несколько: Самара, Тольятти, Пенза, Сочи, Краснодар. Но некоторые наши игроки нанимают иностранных тренеров.

— Почему?
— Хотя по знаниям и опыту наши тренеры не уступают иностранным, те работают в клубах, у которых есть статус и так называемые привилегии. Западный тренер работает в каком-то клубе, и ты как его игрок можешь пользоваться услугами этого клуба. Например, проживанием, питанием, кортом. И всё это находится в одном месте. Не нужно ездить на разные локации для разных тренировок.

— Сколько лет вы в спорте?
— С восьми лет. Уже 44 года.

— Как тренер давно работаете? И сколько учеников вы выпустили?
— Тренерская практика у меня 28 лет. Ну человек 30 точно выпустил.

— Кем-то особенно гордитесь?
— Всеми горжусь! Ну, пожалуй, из последних, кого я тренировал, это Дима Долженков, смышленый парнишка из Курска. Он входит в топ-15 по России в возрасте до 17 лет. А в прошлом году его Казань перекупила. Теперь тренируется там.
Редактор: Александр Шестаков
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Иллюстрация: фото обложки G-Stock Studio
/Shutterstock
В статье использованы личные фотографии Сергея Левоновича Костанова

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями в социальных сетях
Мастер (стажер)
ГорРемонт Сервисный центр
50 000 руб.
Охранник с лицензией
ПИКТА Оператор связи
55 000 – 65 000 руб.
Водитель такси
25 000 – 60 000 руб.
Слесарь-ремонтник
ООО ПК ОСТПРОД Торгово-производственная компания
25 000 руб.
Продавец
Доверие Торговля
26 000 – 40 000 руб.
Отделочник-универсал
Аркада Строительная компания
40 000 руб.
Монолитчик
Стройсервис Строительная компания
45 000 – 60 000 руб.
Ведущий юрист
А-юр Юридическая консультация
30 000 руб.
Региональный представитель
ООО КА "Феникс"
50 000 руб.